Охрана труда: Как юридически защищены артисты и другие творческие работники от несчастных случаев в театрах и на киносъемках

200

Не убить лицедея

Реально ли добиться нулевого травматизма в индустрии развлечений

Несчастные случаи в индустрии развлечений, в частности на съемочных площадках и в театрах, увы, не редкость. Порой пострадавшими оказываются не только актеры, работающие в кадре, но и исполнители трюков, операторы, статисты, монтажники. В погоне за зрелищностью современные продюсеры и режиссеры частенько забывают о ценности человеческой жизни. Нередко к трагедии приводят некомпетентность и алчное желание сэкономить. Причем несчастные случаи происходят даже в таких передовых очагах культуры, как Голливуд и Большой театр России. Насколько надежно юридически защищены артисты и другие творческие работники?

В огне брода нет

На съемочной площадке режиссеры с амбициями всегда ратуют за «натуральность» в кадре. Порой их перфекционизм граничит с фанатизмом. Просят артистов прыгать со скалы в ледяную воду, как, например, Никита Михалков — молодого Константина Райкина в истерне «Свой среди чужих, чужой среди своих». Или идти в кадр с настоящим уголовником, вооруженным ножом, а потом падать лицом в грязь, как велел Алексей Герман Андрею Миронову на съемках драмы «Мой друг Иван Лапшин». Того же Миронова Эльдар Рязанов уговорил повиснуть над бездной, ухватившись за край моста, — нужен был крупный план на съемках трюковой комедии «Невероятные приключения итальянцев в России».

Юридическая дремучесть

Председатель Белорусской гильдии актеров кино заслуженная артистка Беларуси Светлана Суховей считает, что многое в этом вопросе зависит от самих актеров, а безответственное отношение к собственному здоровью и безопасности — ментальное наследие из 1990-х, когда материальные причины были основной мотивацией для работы и творчества:

— Тогда договоры подписывали, даже не читая их. Радовались любому предложению и заработку. К сожалению, сегодня многие мои коллеги тоже не вникают в нюансы и обращаются за помощью в гильдию только тогда, когда уже что-то случилось. Нам все еще свойственна юридическая дремучесть. Я всегда говорю, что вопрос собственного здоровья и безопасности во время съемок надо обговаривать еще «на берегу» и вносить соответствующие пункты в договор с кинокомпанией. У меня вообще сегодня такое чувство, что многое приходится объяснять артистам заново. Когда у нас проводятся конференции, фестивали, круглые столы, они готовы обсуждать все, что угодно, кроме реальных профессиональных задач.

Светлана Суховей обращает внимание еще на один аспект проблемы:

— Порой в кураже актеры сами хотят выполнить трюки. Особенно это касается мужчин. У них иногда притупляется чувство опасности, бывает, их совершенно невозможно от этого отговорить. Так, например, погиб Евгений Урбанский на съемках фильма «Директор».

Шум за сценой

В свое время в театральной среде Минска много шума наделала история, произошедшая в Белорусском государственном молодежном театре. На репетиции спектакля «Ромео и Джульетта», который ставила Марина Дударева, рапирой повредили глаз артисту Игорю Фильченкову. Это, конечно же, сказалось на его зрении. Благо сегодня Фильченков успешно работает главным режиссером в Драматическом театре Белорусской армии.

— Травмы, полученные актерами, раньше старались не признавать производственными, — говорит артист Театра-студии киноактера Игорь Подливальчев. — Помню, на одной из репетиций актриса Анна Лаухина сломала руку. Руководство театра посчитало, что это произошло по ее невнимательности, ведь актрису никто не толкал, значит, это случайность. В Новом театре молодая актриса сильно ударилась лбом об опору сценической коробки. Всю вину тоже переложили на артистку. В театре имени Я. Купалы во время установки декораций спектакля «Князь Витовт» одна из них упала на монтировщика. Его госпитализировали, диагностировали сотрясение мозга. Но тогдашняя дирекция тоже договорилась с ним «полюбовно». Однажды артисты витебского театра имени Я. Коласа, возвращаясь за полночь после выездного спектакля, попали в аварию, в которой пострадала актриса Светлана Окружная. После этого Министерство культуры издало приказ, согласно которому все участники выездных спектаклей должны были возвращаться на базу до полуночи. Чтобы все гастроли по стране укладывались в одни сутки. Второй раз Окружная пострадала на гастролях театра в Минске: упала в незакрытую оркестровую яму.

По словам Игоря Подливальчева, как-то он стал свидетелем ЧП и на съемочной площадке проекта на военную тему. Декорация товарного вагона, в котором пленные «ехали» в Сибирь, держалась на трех рядах автомобильных покрышек. Во время съемок вагон раскачивали, чтобы создать иллюзию движения. И в какой-то момент его расшатали так сильно, что второй ярус нар внутри вагона обрушился на первый и придавил участников массовки. «Одному парню очень сильно повредили позвоночник», — вспоминает Подливальчев. Съемку тут же свернули. Опытный московский продюсер принял все меры, чтобы «замолчать» инцидент. Фамилию продюсера Подливальчев просил не называть: вдруг еще позовет сниматься?..

Свести риски к минимуму

Директор компании Belroskino Павел Гриценко считает, что сегодня актеры, каскадеры и исполнители трюков защищены как никогда:

— На самом деле никаких специальных норм здесь нет. Существуют общие нормы законодательства, регулирующие работу актера или исполнителя трюков на съемочной площадке. Помимо того что в нашем штате работают специалисты по охране труда, которые все время повышают свои знания, иногда фильм требует присутствия на площадке людей со специфическими навыками в какой-то области либо дополнительного специалиста, и тогда привлекаются внештатные работники. С актерами и исполнителями трюков мы сотрудничаем либо по срочному трудовому договору на время проведения работ по производству фильма, либо по гражданско-правовому. Что по первому, что по второму — юридическая защита одинаковая. По обоим договорам мы уплачиваем общие взносы в Белгосстрах за профессиональное страхование от несчастных случаев. Если произойдет производственная травма, будем действовать по инструкции. В этой ситуации создается специальная комиссия, призванная расследовать несчастный случай на производстве. Она и должна выяснить, есть ли вина работника или нанимателя в произошедшем. Будет ли выплачено страховое возмещение, зависит от результатов расследования. К счастью, в нашей работе таких случаев не было. На мой взгляд, сегодня все наниматели и кинокомпании заинтересованы в недопущении несчастных случаев, они стараются преду­смотреть и минимизировать все риски. Понятно, все преду­смотреть невозможно, и тем не менее. Если что-то случится, в киномире тут же разнесется: в этой компании не берегут актеров. Подобная антиреклама никому не нужна.

— Как часто приходится привлекать к работе внештатных специалистов по охране труда?

— Это связано в первую очередь со сложностью сцен. Когда идет производственный цикл, мы всегда знаем, на что обратить внимание перед съемкой. В кинопроизводстве каждая смена и каждая сцена разрабатываются отдельно. Здесь нет универсального мерила, которое определило бы: эта сцена более опасная, эта — менее. Сцена, в которой задействована большая массовка, — зона повышенной ответственности. Кроме того, нужно понимать, что участниками съемочного процесса являются не только актеры или каскадеры, но и режиссеры, операторы, вплоть до рабочих. Если один человек не может проконтролировать технику безопасности, дополнительно привлекаем специалистов.

Прощай, оружие!

Отдельного внимания, по словам Павла Гриценко, требуют от съемочной группы съемки сцен с оружием:

— Трагедия, которая произошла на съемочной площадке проекта «Ржавчина» американского актера и продюсера Алека Болдуина, когда погибла оператор Галина Хатчинс и пострадал режиссер Джоэл Соуса, у нас в принципе невозможна. Потому что у нас на балансе нет боевого оружия как такового. В съемках используется охолощенное. И чтобы получить его, надо пройти длительную процедуру и инструктаж. Есть несколько компаний, которые имеют на балансе охолощенное оружие и предоставляют его для съемок. Они же предоставляют и специалистов, которые занимаются доставкой такого оружия на съемочную площадку, следят за его сохранностью, проводят специальные инструктажи с членами съемочной группы. Есть требования к условиям хранения, определены правила перевозки. Если выезжаем с оружием на съемки, к примеру на натурную площадку в Смолевичский район, то обязаны уведомить Смолевичский РОВД. Заказываем специальный автомобиль для перевозки оружия, которое на договорной основе охраняет подразделение МВД. Если задерживаемся на съемках с ночевкой, оружие не остается на площадке, а передается на хранение в РОВД.

— Американцы просто не любят охолощенного оружия, поэтому у них везде на съемках используется боевое с холостым зарядом, — подключается к разговору постановщик трюков Александр Ситник из команды каскадеров DAREDEVIL stunt team. — Фишка в том, что, если в охолощенный пистолет зарядить боевой патрон, он просто не выстрелит. А в США такие случаи происходят. В 1993 году на съемках фильма «Ворон» застрелили актера Брэндона Ли, сына Брюса Ли. Говорили, что оружейники реально зарядили в оружие боевой патрон. Я всегда говорю: не надо забывать, что мы все-таки снимаем кино. Есть такие режиссеры, которым нужно обязательно показать в кадре дымящийся ствол, дать крупный план пистолета, как в случае с Болдуином. Это все глупости. Для любого реалистичного эффекта оператор всегда может найти выгодный ракурс. Еще у меня есть золотое правило: не важно, какой патрон в стволе, какое у тебя в руках оружие, все равно надо стрелять мимо. Даже холостой патрон на расстоянии 3—5 метров может серьезно навредить человеку. Странно, что на площадке у Болдуина у оператора и режиссера не было защиты на лице, мы всегда ее используем.

Профессия — трюкач

Не могу упустить возможность, чтобы не спросить у Александра Ситника, какие трюки сегодня считаются наиболее травмоопасными.

— Конечно же, это автотрюки: перевороты машин, имитация ДТП. Никогда не знаешь до конца, как поведет себя автомобиль: налетит на какую-нибудь кочку — и все полетит не туда. Автомобильные трюки — всегда отдельная история для съемок. Все зависит от бюджета: иногда специально закупают старые автомобили, недавно работали на проекте для Netflix — там переворачивали новую машину. Все зависит от бюджета. (Смеется.) Также к опасным трюкам я бы добавил работу на больших высотах, сцены с пиротехникой и огнем.

Разумеется, если бы все можно было предсказать, такой профессии, как каскадер, просто не было бы. Кстати, с приходом компьютерных технологий работы меньше не стало. У нас одинаковое количество заказов от белорусских и зарубежных компаний. Правда, сегодня делаем трюки по-новому: перед тем как реализовать на площадке, сами их репетируем, тестируем и снимаем визуализацию. После этого показываем заказчику, и он согласовывает оставшиеся нюансы с нами. Любому трюку всегда предшествует большая подготовительная работа.

В нашей сфере работает много бывших спортсменов. Если человек пришел к нам из боевых искусств, я всегда советую ему быть универсальным исполнителем трюков, заниматься конным спортом и акробатикой. Чем больше умеешь — тем больше в нашей профессии зарабатываешь.

«Авось» и ныне там

В Беларуси сегодня созданы все условия для того, чтобы даже самые рискованные творческие проекты были реализованы без вреда для жизни и здоровья. Но всегда важно помнить и о личной ответственности за свое здоровье. Излишняя осторожность — не трусость, а мудрость. Ведь, если проанализировать, в основе многих трагедий (не придуманных сценаристами и драматургами, а реальных) — легкомыслие, халатность, пресловутый «авось». Любой труд должен облагораживать, а не убивать. Ради сомнительной минуты славы не стоит становиться открытой мишенью для несчастного случая.

Профсоюз начеку

Главный технический инспектор труда Центрального комитета Белорусского профессионального союза работников культуры, информации, спорта и туризма Дмитрий Соколик отметил, что техническая инспекция труда проводит активную работу по осуществлению общественного контроля за соблюдением законодательства об охране труда: проверки, мониторинги, месячники безопасности, участие в работе различных комиссий по охране труда и расследовании несчастных случаев на производстве.

Кроме того, профсоюз способствует продвижению концепции Vision Zero («Нулевой травматизм»). В качестве базовой организации определено учреждение «Музей «Замковый комплекс «Мир». Техническая инспекция труда принимает участие в проведении Недели нулевого травматизма, работая в составе рейдовых групп Федерации профсоюзов Беларуси и проводя соответствующие мониторинги непосредственно в организациях.

По словам Дмитрия Соколика, в 2020 году в проф­союз поступила информация о 34 несчастных случаях в подопечных организациях. Среди причин произошедшего — личная неосторожность потерпевших при передвижении, непредсказуемое поведение животных, ДТП, поражение электротоком. Зафиксировано и получение травм в результате занятий профессиональной деятельностью, а также при выполнении обязанностей, не пре­дусмотренных трудовыми функциями потерпевших.

За девять месяцев 2021 года в профсоюз поступила информация о восьми несчастных случаях, подлежащих специальному расследованию: четыре смертельных и столько же с тяжелым исходом.

— Техническая инспекция труда, председатели проф­союзных комитетов и общественные инспектора по охране труда ведут работу, направленную на недопущение сокрытия несчастных случаев, ущемления прав потерпевших при расследовании несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, — подчеркнул Дмитрий Соколик.

К примеру, технический инспектор труда Гомельской областной организации профсоюза Алексей Федоренко в 2020 году принял участие в расследовании несчастного случая на производстве с летальным исходом, произошедшего с артистом во время выступления. К трагедии привело поражение электротоком. Сам Дмитрий Соколик сейчас задействован в расследовании несчастного случая со смертельным исходом, произошедшего в августе 2021 года с работником одного из минских музеев (предполагаемая причина смерти — отравление углекислым газом).

Виктор ВАСИЛЬЕВ, председатель Белорусского союза кинематографистов:

— Мнения о причинах производственных травм в сфере культуры могут быть разные, но позиция нашего союза в этом вопросе однозначная: гнать с кинорынка в шею всех, кто не может обеспечить во время съемочного процесса безопасность актеров и других членов съемочных групп. Степень безответственности наших продюсеров порой поражает.

Печальные факты

  • Советский артист Евгений Урбанский, известный по фильму «Чистое небо», не любил прибегать к помощи каскадеров и старался все трюки выполнять сам. В 1965 году он погиб, снимаясь в картине «Директор» Алексея Салтыкова. Съемки проходили в Узбекистане, в 40 километрах от Бухары.
  • 5 мая 2002 года актер и режиссер Андрей Ростоцкий, выбирая места для съемок фильма «Моя граница» в гористой части окрестностей Сочи, сорвался с 30-метровой высоты со скалы у водопада Девичьи слезы и погиб.
  • В 2018-м на съемках проекта «Ильинский рубеж» (вышел в прокат под названием «Подольские курсанты») студии «Военфильм» Игоря Угольникова погиб каскадер Олег Шилкин.
  • В июле 2021 года в Москве на съемках фильма «Нюрнберг» режиссера Николая Лебедева с Сергеем Безруковым в главной роли упавшая декорация убила 55-летнего монтажника Евгения Степанова. Детали конструкции декораций при установке обвалились из-за нарушений правил безопасности.
  • В октябре 2021-го 37-летний артист мимического ансамбля Евгений Кулеш погиб на сцене Большого театра России во время показа оперы «Садко»: он пошел не в ту сторону при спуске декорации.

В.Пепеляев для «Народная газета»

Фото БЕЛТА со съемочных площадок

Источник: kult.1prof.by

Наши контакты

Наш адрес

230023, Республика Беларусь, г. Гродно, ул. Советская, 4

+375 (152) 62-42-11 (тел/факс)

okkultury@tut.by

Время работы

Пн-чт: 08.30 - 17.00

Пт: 08.30 - 16.10

Сб-вс: выходной

Нажимая кнопку "Отправить" вы принимаете условия Политики обработки персональных данных.