«Лишь крест напоминает, что когда-то здесь жили люди». Как деревни Ошмянского района пострадали от фашистских карателей - в проекте «Сестры Хатыни»

138

Новый материал в проекте "Сестры Хатыни".

Территория Ошмянского района в годы Великой Отечественной войны в состав партизанских зон не входила. Здесь не было масштабных карательных экспедиций и тотальных разрушений, как в других районах Гродненщины.  При этом гитлеровскими захватчиками было уничтожено свыше полутора тысяч ни в чем не повинных мирных жителей.

На территории района фашисты полностью или частично сожгли 10 деревень: Боруны, Буртишки, Жупраны, Коробы, Нарушевцы, Трасеченяты... В архивах трудно разыскать записи очевидцев о том, как жгли деревни и уничтожали их жителей. Сегодня и вовсе не осталось в живых свидетелей того времени. Но итоговые цели гитлеровцев, их планы по колонизации «восточных территорий» известны точно. Они были изложены в генеральном плане ОСТ, директиве по руководству экономикой в оккупированных восточных областях и других официальных документах фашистской Германии. Все сводилось к одному – уничтожению, выселению, истреблению, разграблению и делению буквально на куски нашей Родины. 

«Немцы знали, что заключенным помогали трухановцы»

Когда беда приближалась к хутору Мариамполь, что недалеко от деревни Труханы Полянского сельсовета (ныне Гродненского сельсовета), ее жители еще спали. Немецкие палачи с собаками ехали на мотоциклах, они направлялись из деревни Гудогай по недавно убранному полю. Фашисты искали пленных красноармейцев, бежавших от Гудогайской железнодорожной станции. В 1941–1942 годах на станции Гудогай в здании школы располагался лагерь военнопленных советских воинов, который был одним из отделений страшного концлагеря шталаг 342 в Молодечно. Однако до сих пор неизвестно, были ли беглецы узниками этого лагеря или бежали из поезда, проходящего через станцию ​​Гудогай. Куда они бежали и сколько их было, тоже неизвестно. Вот только последствия этого побега оказались самыми жестокими. 

Вот что вспоминает Франц Кондратович, житель Ошмян. Его воспоминания опубликованы в материале «І будуць плыць аблокі» в газете «Ашмянскі веснік».

Франц Кондратович родился и вырос в Труханах. В 1942 году, когда роковая трагедия изменила всю его жизнь, ему было всего 6 лет. Он вспоминает, что его родители неоднократно говорили о заключенных, вспоминали о русских и украинцах, а отец не раз тайно им помогал. Но никаких советских солдат в своем доме Франц не видел. Это говорит о том, что заключенные, скорее всего, были узниками лагеря, и беженцы, оказавшиеся в то утро возле Труханов, не были первыми.

Немцы узнали, что советским солдатам помогали местные жители. И точно знали, кто, потому что, когда шли в Труханы, то хорошо знали, кого и где искать. Семья Гарлукович жила на хуторе возле деревни Труханы. Это были в то время достаточно обеспеченные и отзывчивые люди, которые пришли на помощь другим. 

В книге «Память» Ошмянского района есть имена погибших жителей хутора Труханы – Осипа Осиповича и Францишки Казимировны Гарлукович, оба 1883 года рождения. Возможно, это были одни и те же Гарлуковичи. Немцы также знали, что заключенным помогали трухановцы Вацлав Кондратович и Иван Замара с женой, имя которой, к сожалению, узнать так и не удалось. По словам сына Вацлава Гарлуковича, отец любил летом спать на сеновале. Оттуда его немцы и забрали, даже не заходя в дом. Семьи отвезли на хутор к Гарлуковичам.

Безвинно пострадал от фашистского зверства мальчишка-пастух из соседней деревни Гудогай. Он помогал Гарлуковичам на пастбище. Имя его узнать не удалось, а вот фамилия известна – Пилецкий. У молодой девушки, которая помогала доить коров, гитлеровцы тоже отобрали жизнь… Всех, кто был в то утро на хуторе, и троих крестьян немцы заперли в доме и подожгли. 

Староста деревни Труханы Тереза Прибыльская в минувшем году журналистам «Ашмянского весніка» рассказала, что жертвами палачей стала еще одна семья – Болзанов. Точно узнать, сколько людей погибли в огне и был ли среди них кто-либо из пленных красноармейцев, не удалось. Известно только, что один из пленных пытался сбежать с хутора через поле и был расстрелян немцами. Позже местные жители его похоронили неподалеку от хутора. На этом месте долгое время стоял деревянный крест.

16 июля 1942 года Мариампольский хутор вблизи Труханов перестал существовать. Сельчане не сразу узнали о трагедии, и семья Кондратовичей тоже не сразу поняла, куда пропали их муж и отец. Опознали по остаткам рубашки. Мать мальчика из Гудогая узнала сына по нательному крестику.

Сегодня о том, что когда-то на хуторе жили люди, напоминает только железный крест, который установил в память о родных Франц Кондратович. А еще – старая дикая коренастая яблоня, растущая посреди поля. 

«Была обнаружена девочка шести лет, убитая двумя выстрелами в живот и в ногу»

Заместитель прокурора Ошмянского района, младший советник юстиции Светлана Малец рассказала, что в районе на данный момент ведется активная работа по выявлению фактов массовых убийств жителей Ошмянщины в годы фашистской оккупации. 

Мы буквально по крупицам собираем информацию и сведения, которые могли бы стать полезными для расследования уголовного дела по фактам геноцида белорусского народа в годы Великой Отечественной войны. Сегодня мы видим, как безжалостно пытаются переписать нашу историю, подвергнуть сомнению итоги войны, в которой победил наш народ. А потому важность этого масштабного расследования переоценить трудно. Наша задача усложняется временем – прошло уже почти 80 лет с тех пор, как война закончилась. В живых уже практически не осталось никого, кто бы мог поделиться воспоминаниями или историями своих родных о том, что происходило на Ошмянщине в годы оккупации, – говорит Светлана Малец. – Но это не отменяет задачу. Мы внимательно изучаем акты и протоколы допросов, архивные сведения, литературные источники, чтобы установить как можно больше новых фактов. 

Один из протоколов осмотра деревни на Ошмянщине приводит корреспондент газеты «Беларусь сегодня» Максим Осипов в материале «Спецхран: ошмянские Хатыни» от 23.03.2021 г. Он пишет:

«Составленный прибывшими в деревню (ныне хутор) Гудоловка уполномоченным Ошмянского райотдела НКВД и двумя милиционерами протокол осмотра места происшествия нельзя читать без содрогания:

«Местом происшествия была сгоревшая изба, принадлежащая гр-ну ЕМЕЛЬЯНОВУ Алексею Павловичу, жит. дер. Гудоловка Стульгинского с/совета Ошмянского р-на.На месте происшествия было обнаружено следующее:

1. Хата была сожжена бандитами 9 декабря 1944 года.
2. Был обнаружен сгоревший ЕМЕЛЬЯНОВ Алексей Павлович в своем доме.
3. Была обнаружена сгоревшая ЕМЕЛЬЯНОВА Евдокия.
4. Был обнаружен сгоревший ЕМЕЛЬЯНОВ Сергей восьми лет.
5. Была обнаружена девочка, убитая в бане, ЕМЕЛЬЯНОВА Ульяна Алексеевна шести лет, была убита двумя выстрелами в живот и в ногу.
6. В сенях были обнаружены сгоревшими: корова, свинья, два поросенка и одна овца.
7. На пожарище были обнаружены сгоревший хлеб (рожь) неустановленного веса и ряд других вещей, принадлежавших ЕМЕЛЬЯНОВУ».

– По данным Национального архива Беларуси, на Ошмянщине от фашистской руки пострадали 10 деревень: Жупраны – убиты 45 человек, разрушены 49 домов, Боруны – убиты 13 человек, уничтожены 46 домов, Трасеченяты – 17 погибших и 30 разрушенных домов, – рассказывает Светлана Малец. – Была такая деревня Якелевщизна. В настоящее время такого населенного пункта не существует, последний ее житель умер в 2004 году. Известно, что деревня в годы оккупации также пострадала от гитлеровцев, были разрушены 10 домов. Однако сведений о сожжении деревни и расстреле ее жителей не имеется. В сельисполкоме хранятся лишь похозяйственные книги Якелевщизны, начатые 1 января 1944 года, оконченные 31 декабря 1946 года. В книгах имеются записи 20 хозяйств с общей численностью жителей – 89, с росписями глав хозяйств, под которыми стоят даты 24 или 25 октября 1944 года и 8 или 9 января 1945 года. 

Александр Седач, старший прокурор отдела прокуратуры Гродненской области, член следственной группы по расследованию уголовного дела по факту геноцида населения: 

– Наша главная задача – сделать все, приложить максимум усилий, чтобы не оставить безнаказанным ни один факт геноцида белорусского народа в годы войны. Проводится большая работа, многое уже удалось узнать. Например, нами изучен акт Ошмянской районной комиссии ЧГК об убийстве населения и военнопленных немецкими оккупантами в районе. Ознакомившись с ним, мы в очередной раз убедились, насколько безжалостно и зверски действовали фашисты на нашей земле, как цинично и бездушно вели себя по отношению к нашим людям. Это очередное напоминание нам, современникам, о том, почему нельзя забывать историю. В акте говорится, что немецкие захватчики расстреляли и убили около 1 800 жителей Ошмянщины. «23 ноября 1942 года около бывшего имения Аглейбы Муровано-Ошмянского сельского Совета Ошмянского района немецкими властями расстреляны 700 жителей района и города. В августе 1941 года немецкими властями была арестована депутат Верховного Совета СССР Финковская Любовь, которая после трехдневных пыток в фольварке Понавелишки была расстреляна». В документе указывается ряд и других фактов геноцида. К примеру, как в 1941-м в Гольшанах были расстреляны 11 человек, среди которых женщина с ребенком.

Мы продолжаем масштабное расследование. И чем дальше мы продвигаемся, тем больше становится понятно: от нас, современных жителей Беларуси, зависит, будет ли сохранена историческая правда о подвиге советского народа и всех, кто сражался ради нас с вами. 

Источник: grodnonews.by

Наши контакты

Наш адрес

230023, Республика Беларусь, г. Гродно, ул. Советская, 4

+375 (152) 62-42-11 (тел/факс)

okkultury@tut.by

Время работы

Пн-чт: 08.30 - 17.00

Пт: 08.30 - 16.10

Сб-вс: выходной

Нажимая кнопку "Отправить" вы принимаете условия Политики обработки персональных данных.