«И память сердца говорит…»

46

Звонок в дверь и на пороге десяток озорных детских глаз.

- А мы к бабе Мане!

Шумной гурьбой вбегают, наполняя  дом  ароматом  солнечного весеннего денька. Кто уже не первый раз навещает Марию Мартиновну, крепко её обнимают, остальные с любопытством рассматривают обстановку и бабушку.

А у Марии Мартиновны улыбка не сходит с лица. Ребята наперебой рассказывают о своих делах в школе, о новых детских шалостях и приключениях.  Бабе Мане, так называют её дети, интересно всё. Глаза искрятся внутренним светом, она всегда искренне радуется их приходу. Когда иссякнет запас новостей, ребята просят рассказать о войне.

И всякий раз Мария Мартиновна начинает свой рассказ словами: «Я желаю, чтобы вы, ребята, никогда, никогда не испытали то, что довелось испытать мне».

В трёхлетнем возрасте потеряла отца. Неугодной стала  её мама с ребёнком в доме свекрови. Спасибо добрым людям и тогдашней власти, с полученных кругляшек сложили маленький домик. Стены обкладывали можжевельником, чтобы было теплее. Было голодно, и  Марии пришлось бросить школу,  с семи лет она пасла скот. Мать тоже нанималась на работу к чужим людям. Но потихоньку жизнь налаживалась благодаря трудолюбию дочки и мамы. Но счастье было недолгим. Грянула война! 

Боль, слёзы, страх.

В самые страшные моменты детей прятали в ямах, вырытых под плодовыми деревьями и  укрытых ветками.

Молодёжь уходила в партизаны, и фашисты спешно стали увозить молодых людей в Германию. Так случилось и с Марией. В 15 лет она стала узницей лагеря Кивиыли в Эстонии.

Около двух лет провела Мария в лагере для гражданских лиц в Кивиыли. Там же находился лагерь для военнопленных, отдельно содержали евреев. Военнопленных использовали для работ на заводе. В Кивиыли добывали горючие сланцы и перерабатывали их. Из сланцев гнали бензин, мазут. Страшно было смотреть на изможденные тяжёлым трудом и голодом лица военнопленных. Каждый день их гнали на завод. Некоторые передвигались с трудом, а тех, кто падал, избивали прикладами автоматов. Их товарищи старались поднять,  немногим это удавалось,  чаще так и забивали до смерти. Никто не хоронил убитых, их просто бросали в зольную гору(отходы сланцевого производства). Тысячи и тысячи убитых, огромная братская могила.

Гражданские, которые помоложе, тоже работали на заводе, капали противотанковые рвы. Фашист наблюдал за работой, и, если ему что-то не нравилось, «награждал» ударами дубинки. Наказывали жестоко. Выгоняли босых  и раздетых на улицу зимой и держали по несколько часов.

На глазах Марии Мартиновны появляются слёзы, а руки сжимаются в кулаки. Голос дрожит, но она продолжает свой рассказ.

Кормили баландой, неизвестно из чего сваренной. Или то были кленовые листья, или капустные. И огромное количество перца, от которого жгло в желудке целый день.

Недалеко находилась офицерская столовая. Фрицы питались хорошо, а остатки пищи выбрасывали в огромную яму и охраняли её, чтобы никто из заключенных, случайно проходивший,  не воспользовался.   В офицерской столовой работали женщины из числа заключенных и им иногда удавалось унести что либо из питания, хотя они жили в отдельном бараке, но в беде других не покидали и ухитрялись под дверь барака иногда просунуть лакомство для заключенных.

Всё чаще и чаще стали   прилетать советские самолеты. Бомбили станцию  и по периметру лагеря выставленные зенитные установки, но ни одна бомба не упала на лагерь, на бараки, где находились люди.

Приближался день освобождения, Фашисты стали спешно собираться и зачищать следы своих преступлений. Крематорий работал без перерыва,  заключенных вешали, расстреливали. Остальных вывозили на пристань, чтобы увезти в Германию. Несколько суток просидела и Мария на пристани, но паром так и не пришёл.

Когда услышали родную речь и увидели советских  солдат, радость была безмерной. Наверное за всю свою долгую жизнь она не испытывала такой огромной радости, как в то время.

 Пока готовились документы, ещё некоторое время Мария с остальными товарищами по несчастью находились в порту, где шли работы по разминированию фарватера, работали водолазы. Она была свидетельницей рассказов, что находили   на дне моря. Затопленные баржи с людьми, награбленным добром, животными.

Чёрный след оставили фашисты на нашей земле. Забыть это невозможно и нельзя.

«Когда закрываю глаза,  вижу весь ужас пережитый в годы войны до мельчайших подробностей. Время стирает из памяти некоторые события долгой жизни, а события той войны забыть невозможно»- говорит Мария Мартиновна.

Не забывайте люди то, как это было.

Чьё мужество чуму в прах превратило…

 - А можно я завтра с мамой приду, а я сбабушкой?-  зазвенели детские голоса. – Мы хотим, чтобы и они узнали, как всё было.

 Приходите, приходите, пока живы очевидцы тех страшных событий. Слушайте! Помните! Берегите мир! Чтобы это никогда не повторилось!


Жих Г.И., первичная профсоюзная организация сектора культуры Вороновского райисполкома  Белорусского профсоюза работников культуры, информации, спорта и туризма

Наши контакты

Наш адрес

230023, Республика Беларусь, г. Гродно, ул. Советская, 4

+375 (152) 62-42-11 (тел/факс)

okkultury@tut.by

Время работы

Пн-чт: 08.30 - 17.00

Пт: 08.30 - 16.10

Сб-вс: выходной

Нажимая кнопку "Отправить" вы принимаете условия Политики обработки персональных данных.